"Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути"






С Т Е Н О Г Р А М М А


парламентских слушаний на тему "Правовое обеспечение муниципального регулирования развития и использования Северного морского пути"


24 апреля 2012 года

А.С. Матвеев

Почетаемые участники слушаний, начинаем нашу работу. Сначала "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", назову себя. Я – Матвеев Александр Сафронович, 1-ый заместитель председателя Комитета (на данный момент его заглавие длинноватое, но я его прочту вполне), Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" и делам Севера. Представляю в Совете Федерации законодательный орган Республики Саха (Якутия). И приветствую вас от имени объединенного комитета, который начал работать.

В согласовании с Регламентом палаты вопросы использования Северного морского "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" пути отнесены к предметам ведения нашего комитета. Потому энтузиазм к данной теме неслучаен и является продолжением нашей работы в рамках огромного Комитета Совета Федерации по делам Севера и немногочисленных народов и Комиссии "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" Совета Федерации по государственной морской политике, в состав которой входило большая часть членов комитета по делам Севера.

К теме парламентских слушаний "Правовое обеспечение муниципального регулирования развития и использования Северного морского пути" мы обратились в связи "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" с внесением в октябре прошедшего года Правительством Русской Федерации проекта федерального закона "О внесении конфигураций в некие законодательные акты Русской Федерации в части муниципального регулирования торгового мореплавания в акватории Северного "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" морского пути".

Законопроект вызвал разноплановую реакцию и посреди депутатов Гос Думы, и посреди членов Совета Федерации, экспертного общества и представителей бизнеса, но все же был рекомендован всеми к принятию в первом "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" чтении, чтоб появилось формальное основание для работы по подготовке нужных решений. В комитет Гос Думы были ориентированы поправки. Законопроект стоял в плане работы Госдумы на март. Но на данный момент работа застопорилась "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", и хотелось бы осознать, в каком направлении мы с вами далее будем двигаться.

Я особо обращаю внимание, почетаемые участники слушаний: в розданных вам материалах содержатся наши предложения, замечания к проекту закона, направленные "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" в октябре прошедшего года от имени Комитета по делам Севера и немногочисленных народов. И мы полагаем, что сейчас мы с вами обсудим детально эти вопросы. С этой целью мы пригласили представителей заинтересованных ведомств и "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" организаций. К огорчению, сейчас в это время проходит заседание Морской коллегии и, вы понимаете, заседание Госсовета, потому у нас не все из числа тех, чье роль заявлено, в этих парламентских слушаниях учавствуют. Но "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" я полагаю, что и собранное тут экспертное общество в состоянии выработать и сделать обосновывающие выводы, которые следовало бы нам с вами вкупе далее рассматривать в процессе работы над внесенным законопроектом "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути".

До начала обсуждения я желал бы сказать несколько слов и прояснить нашу позицию.

Вячеслав, пройдите сюда, пожалуйста. (Это заместитель председателя ведущего комитета, экономного, без него вопросы Северного морского пути рассматривать будет не "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" совершенно разумно.)

Почетаемые участники слушаний, даже то количество членов Совета Федерации, которые находятся на рассмотрении этого вопроса, уже свидетельствует о значимости и значимости трудности, которую мы на данный момент будем дискуссировать "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути". Редкий, уникальный случай, когда на парламентских слушаниях находится столько наших коллег по цеху Совета Федерации.

Мы сознательно не желаем ограничиваться обсуждением только находящихся на рассмотрении в Госдуме законопроектов с тем, чтоб осознать "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", что все-таки по сути происходит с Северным морским методом и какие препядствия нуждаются конкретно в правовом регулировании.

В последние годы, а в особенности после обнародования Основ гос политики Русской Федерации в "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" Арктике, начался бум арктических доктрин, повысился энтузиазм к региону со стороны третьих государств, поднялась истерия в средствах массовой инфы с заголовками, как афиши боевиков: "Величавый передел Арктики", "Битва за Арктику" и т.д "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути"..

Как обычно, толика правды в этом есть, беря во внимание экономический потенциал региона и климатические конфигурации, обеспечивающие доступ к этому потенциалу.

Одна из существенных его составляющих – арктический транспортный коридор (Северный морской путь "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути"), исторически сложившиеся единые транспортные коммуникации Русской Федерации в Арктике, как записано в федеральных нормативных документах.

20 лет он пребывал практически в забвении, в пару раз сократился объем перевозимых грузов, разрушилась инфраструктура, запирались порты, финансировались "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" по остаточному принципу гидрография, навигация, гидрометеорология, старели флот и кадры. Неясно было, что делать с атомным флотом, содержание которого обходилось очень недешево.

На данный момент ситуация начала изменяться в наилучшую сторону. И, как "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" нередко бывает у нас, сразу начали появляться точки зрения, что это не государственная транспортная коммуникация, а просто акватория, плавание в какой осуществляется сначала в согласовании с международными договорами Русской "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" Федерации. И это отыскало отражение в законопроекте, внесенном в Правительство Русской Федерации.

Да, мы ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву, и никто не собирается от нее отрешаться. Но мы столько сил, средств и жизней, в "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" конце концов, вложили в Северный морской путь и Арктику, что согласиться сделать его "проходным двором", беря во внимание протяженность наших арктических границ и стратегическую значимость ресурсного потенциала региона, с нашей точки зрения "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", представляется неверным. Я надеюсь, это будет непременно исправлено при доработке законопроекта и, а именно, в материалах, которые вам розданы.

Я желал бы поблагодарить представителей министерств и ведомств, которые откликнулись "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" и занесли свои предложения, в особенности Законодательное Собрание и управление Ямало-Ненецкого автономного окрестность, которые, чувствуя, что там у нас на самом "кончике" будет завод по сжижению газа строиться, подошли к дискуссии "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" и к этим предложениям очень непосредственно и занесли очень дельные, на мой взор, предложения.

Хотелось бы еще направить ваше внимание на последующее и услышать по этому вопросу комментарий Министерства зарубежных дел. Главный "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" и, пожалуй, важнейший вывод Илулиссатской декларации, подписанной в мае 2008 года пятью арктическими государствами, в том числе и Россией, заключается в констатации отсутствия необходимости разработки отдельного интернационального контракта по режиму для Арктики. Все "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" согласились, что для управления Северным Ледовитым океаном довольно норм Конвенции ООН по морскому праву, которыми все участники и будут управляться при урегулировании всех вероятных заморочек, в том числе и территориальных.

Совместно с тем имеется "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" информация, что ведется работа по подготовке проекта кодекса полярного судоходства, который предположительно обязан иметь статус интернациональной конвенции. Беря во внимание принципиальные цели в Арктике наших ближайших соседей, также имевшие место призывы "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" об интернационализации Северного морского пути, хотелось бы осознать, каким образом обеспечивается защита государственных интересов в данном случае и как эта работа отвечает договоренностям 2008 года.

Ворачиваясь к нашим внутренним дилеммам, желал бы отметить "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" последующее. Прогнозируемое Минтрансом повышение грузопотоков по Северному морскому пути и обеспечение коммерческой привлекательности и эффективности перевозок востребует значимых издержек по воссозданию инфраструктуры, обеспечению безопасности мореплавания, обеспечению защиты среды от негативного воздействия "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути". Хотелось бы получить весомые обоснования таких прогнозов: как они учитывают перспективы и направления развития мировой экономики, также происходящие климатические конфигурации.

Особенное значение это имеет для социально-экономического развития наших северных регионов. Морской транспорт в этих "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" регионах является в текущее время фактически безальтернативным и более действенным методом завоза техники и технологического оборудования, энергоэлементов, промышленных продуктов, продовольствия, нужных для функционирования территориально-производственных комплексов (на данный момент стильно именовать – кластеров "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути"), которые размещены в прибрежной зоне арктических морей, и жизнеобеспечения живущих тут людей. В связи с этим имеется ряд заморочек, решение которых нужно для обеспечения ритмичной работы Северного морского пути, его экономической привлекательности "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", обеспечения безопасности мореплавания.

Нужно обеспечить восстановление и развитие инфраструктуры Северного морского пути, решить задачи модернизации системы гидрометеорологического, гидрографического, навигационного обеспечения безопасности мореплавания, обновления флота, организации аварийно-спасательной службы, защиты "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" среды от загрязнения и вероятных аварий.

Потому я надеюсь на то, что к дискуссии подключатся присутствующие тут представители всех ведомств, регионов, науки. Также, я думаю, представители Минтранса проинформируют нас о ходе работы над законопроектом, внесенным "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" в Госдуму, в части, касающейся высказанных к первому чтению замечаний, предложений и внесенных поправок.

1-ое – статус Северного морского пути (о чем я уже гласил выше).

2-ое – вопрос сотворения администрации Северного морского пути "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" в форме федерального муниципального учреждения и определения функций этого учреждения, в том числе необходимость разделения функций муниципального управления и хозяйственной деятельности. Как представляется, решение этого вопроса не просит неотклонимого законодательного дизайна "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", но в части функций и возможностей нуждается в кропотливой проработке с тем, чтоб эти функции не дублировали имеющиеся возможности других ведомств, были обеспечены подходящим финансированием и вещественной базой, не делали лишних административных "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" барьеров для бизнеса.

Третье – обоснование передачи Правительству Русской Федерации возможностей по установлению границ Севморпути. Планируется ли какое-либо изменение этих границ по сопоставлению с установленными в истинные время?

4-ое – вопрос введения неотклонимого "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" арктического корабельного сбора (есть опасение судовладельцев, что это создаст предпосылки для удорожания использования Северного морского пути).

В проекте советов мы также подготовили предложения, которые, с нашей точки зрения, могли бы отыскать отражение "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" в законопроекте. Просим выступающих направить на это внимание и высказать свои суждения по этим предложениям, чтоб при доработке советов по итогам нынешних слушаний они были учтены.

И позвольте предложить последующий порядок нашей "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" работы: выступающим – до 15 минут, докладчикам имеется в виду (у нас тут два докладчика заявлены), выступающим в прениях – до 7 минут, в дискуссии (вопросы, ответы) – до 5 минут. И потому что ведется стенограмма нашего заседания, я "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" просил бы почетаемых коллег, участников слушаний, именовать, кто есть кто и откуда.

И снова, завершая свое короткое вступительное слово, я бы желал выразить благодарность всем, кто откликнулся и заинтересованно подошел к "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" подготовке данных парламентских слушаний.

Потому первому я слово предоставляю заместителю начальника департамента гос политики в области морского и речного транспорта Министерства транспорта Русской Федерации Клюеву Виталию Владимировичу.

Пожалуйста, Виталий Владимирович.

В "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути".В. КЛЮЕВ

Хороший денек, почетаемые участники парламентских слушаний!

Спасибо, Александр Сафронович, за предоставленную возможность выступить и высказать позицию по очень принципиальному вопросу – обеспечение безопасности плавания и организация плавания в акватории Северного морского пути "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути".

Вправду, по инициативе Министерства транспорта Русской Федерации подготовлен и Правительством Русской Федерации внесен в Муниципальную Думу проект федерального закона "О внесении конфигураций в некие законодательные акты Русской Федерации в части муниципального "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" регулирования торгового мореплавания в акватории Северного морского пути". Этот законопроект принят еще прошедшим созывом Гос Думы в первом чтении и на данный момент готовится ко второму чтению.

В Комитете по транспорту, который "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" является головным по работе над законопроектом в Гос Думе, сотворена рабочая группа. И я вижу, что многие из присутствующих учавствуют в работе рабочей группы по подготовке законопроекта ко второму чтению.

Так как "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" в Вашем вступительном слове прозвучало сильно много предложений, комментариев, вопросов в отношении этого законопроекта, с Вашего позволения, я желал бы начать конкретно с этого вопроса и проинформировать собравшихся о том, что подготовка "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" законопроекта ко второму чтению находится на стадии окончания. Рассмотрены все поправки субъектов законодательной инициативы, в том числе членов Совета Федерации, к этому законопроекту. Снова подчеркну, что ответственным сейчас является не Правительство и не Министерство транспорта "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", а Комитет Гос Думы по транспорту. И, так как мне предоставлено слово первому, я бы желал проинформировать о том, каковой статус этого законопроекта на данный момент.

Один из более принципиальных вопросов – акватория "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" Северного морского пути, какая она, и будет ли еще как-то регулироваться положение о границах Северного морского пути. Договоренности, к которым мы пришли на уровне рабочей группы Комитета Гос Думы по транспорту "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", таковы: отдельного либо дополнительного регулирования не требуется, и есть предложение убрать норму в отношении поручения Правительству по выпуску акта с описанием границ Северного морского пути и в законе сходу очевидным "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" образом эти границы установить.

Идеология, которая закладывается в установку границ, исходит из обычных вещей: 1-ое – не расширять понятие "акватория Северного морского пути" по сопоставлению с тем, которое находится сейчас, и 2-ое "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" – исполнить требование интернациональной Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, а именно статью 234 и другие связанные с ней нормы, где прибрежное правительство, коим мы тут являемся, имеет довольно ограниченные права в части регулирования "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" вопросов, связанных с судоходством в этой акватории. К этой акватории будут отнесены внутренние морские воды, территориальное море и эксклюзивная финансовая зона Русской Федерации. Северная граница – это граница нашей исключительной экономической зоны. Восточная граница – это Берингов "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" пролив. Но на данный момент есть технические нюансы: как обрисовать, в координатах либо в географических понятиях, это линия в Беринговом проливе, чуток севернее, чуток южнее… Это не очень принципный "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" вопрос. И с западной стороны (так, как сейчас установлено) – это новоземельские проливы. Вопрос исключительно в том, самую западную часть либо самую восточную часть этих проливов указать в качестве четкой, очевидной, понятной полосы, к востоку "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" от которой – Северный морской путь и распространяются правила, о которых мы говорим, к западу от этой полосы – акватория, не являющаяся Северным морским методом и, соответственно, не подпадающая под регулирование закона и "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" вытекающих из него нормативных правовых актов.

Администрация Северного морского пути… Мы ни от кого не слышали возражений об идее возрождения администрации Северного морского пути. Так случилось, что после административной реформы 2004 года таковой орган "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" де-юре закончил существовать. Ни в законодательстве, ни в каких других актах он очевидным образом не описан. Но эту администрацию вправду необходимо возрождать. Вопрос исключительно в тех функциях, которые она "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" будет исполнять.

Мы условились на уровне рабочей группы о том, что эта администрация будет делать только административные функции. Она не будет регулировать судоходство, не будет взимать какие-либо сборы. Ее функция будет заключаться только "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" в 2-ух вещах. 1-ое – принятие решения о допуске судов в акваторию Северного морского пути. А мы все-же возлагаем надежды, что оставим разрешительный порядок плавания судов в этой акватории, но с учетом очевидных "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" и понятных критериев, которые частично будут отражены и в этом законе. А те аспекты, которые не отражены в законе, отсылочно будут верно установлены (когда и какое судно допускается для плавания "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" в акватории Северного морского пути). Итак вот, эта администрация будет принимать решение о допуске.

2-ая функция – это мониторинг судоходства в акватории Северного морского пути. Это будет конкретно тот орган, который будет знать, где какие "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" суда находятся и в каком они состоянии.

И 3-я – это координационные функции по обеспечению гидрометеорологической информацией, навигационной информацией, координацией взаимодействия спасательных сил и средств и в этой, особой акватории.

Последующий момент "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" (наверняка, с него было надо начинать) – это все-же ссылка на Конвенцию ООН по морскому праву, которая установила юриспунденцию и суверенитет разных морских районов. Мы можем как угодно дискуссировать, гласить, что мы "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" останемся Стороной Конвенции, но при всем этом что-то создадим, все равно интернациональная конвенция превалирует в силу Конституции Русской Федерации над нашим государственным законодательством в этом смысле в том числе.

Конвенция "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" ООН по морскому праву устанавливает, что исключительная финансовая зона является зоной свободы судоходства. Никаких ограничений в части судоходства в этой зоне быть не может. Точно так же, как и территориальное море с определенными "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" ограничениями является зоной свободы судоходства, и в территориальном море хоть какого страны, в том числе Русской Федерации, хоть какое судно имеет право мирного прохода.

Другое дело, что статья 234 Конвенции ООН по морскому "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" праву 1982 года устанавливает возможность, права прибрежного страны, коим мы являемся, в морях, покрытых больше половины года льдом, установить особенные правила плавания на недискриминационной базе, направленные только на одно – защиту морской среды от загрязнения "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" с судов.

Таким макаром, во всем, что мы можем урегулировать в этой акватории, мы должны исходить из препозиции первого права, которое нам дано этой Конвенцией, – регулирование вопросов, связанных с защитой морской среды "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" от загрязнения с судов при осуществлении судоходства. Конкретно из этого мы исходили в рабочей группе, когда обсуждали способности регулирования плавания судов в этой акватории.

Арктический корабельный сбор вправду вызвал огромные дискуссии "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути". Хотя, по нашим подсчетам, если мы соглашаемся с теми функциями, которые будет исполнять администрация Северного морского пути, это довольно маленькие средства – порядка 27 миллионов в год необходимо на то, чтоб эту "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" администрацию содержать. По нашим подсчетам, выходило наименее 1-го рубля с тонны перевозимого груза. Но даже это вызывало определенные споры и опаски, потому в рабочей группе мы условились, что попросим Минфин эти 27 миллионов отыскать в "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" муниципальном бюджете.

Радостно, что находятся представители комитета по бюджету. И, если вы поддержите это наше начинание... Муниципальная Дума поддержала, осталось Минфин уверить в том, что 27 миллионов – не те средства, из "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути"-за которых необходимо затевать таковой непростой в административном смысле процесс, как собирание сборов с проходящих судов, либо осуществляющих плавание судов, в этой акватории.

И если мы соглашаемся на таковой подход, то многие "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" вопросы, в том числе администрирование этого сбора, санкций, мер по его уплате либо неуплате, подсчетов, просто уходят, если мы говорим, что администрация Северного морского пути – это казенное учреждение, финансируемое из федерального бюджета по смете, которая "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" будет раз в год утверждаться Федеральным агентством морского и речного транспорта и защищаться в Министерстве денег. Это значительно упрощает всякого рода процедуры.

Вы не упомянули в собственном вступительном слове "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", но в тексте я увидел, что были советы и рассматривается вопрос страховых гарантий судов, которые плавают в акватории Северного морского пути, в отношении рисков либо штатской ответственности за опасности загрязнения.

В начальном "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" законопроекте, который внесен Правительством в Муниципальную Думу, таких норм не предусматривалось, но в процессе обсуждения в рабочей группе эта неувязка выявилась, и она вправду есть.

Сейчас есть три международные конвенции, которые устанавливают обязанность судовладельца застраховать "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" свое судно по рискам причинения вреда от загрязнения: нефтью, перевозимой в качестве груза, – это одна Конвенция; нефтью, перевозимой в качестве бункерного горючего, – 2-ая Конвенция, и небезопасными вредными субстанциями, перевозимыми на судне, будь "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" то груз либо другое, – 3-я Конвенция.

Русская Федерация является Стороной всех этих 3-х конвенций. Не много того, главные нормы этих конвенций продублированы и в Кодексе торгового мореплавания. Но нигде очевидным образом "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" не обозначено, что судно, которое плавает в акватории Севморпути, обязано иметь документы, подтверждающие страхование либо другое финансовое обеспечение вот этих рисков. Более того, в Кодексе торгового мореплавания предусматриваются определенные меры "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" воздействия на суда в случае, если они таких документов не имеют, но только при условии, что судно находится в территориальном море либо зашло в морской порт. Именно тогда у капитана морского порта возникает возможность не "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" пустить судно в порт либо его там задержать, если нет так именуемой Blue card, документа, подтверждающего страхование.

В акватории Севморпути таких норм не было. И вот это последний вопрос, который необходимо "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" утрясти в рамках рабочей группы, – механизм допуска судов в акваторию Северного морского пути, если судно застраховано по этим рискам.

Отдельный риск, о котором необходимо сказать, – это риск штатской ответственности за подъем затонувшего "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" судна либо затонувших частей либо имущества судна, что вызывает нехорошую реакцию со стороны судовладельцев.

Существует интернациональная Конвенция о страховании штатской ответственности за подъем затонувшего судна, Найробийская интернациональная конвенция об удалении затонувших судов "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", но она принята не так давно. К ней присоединилось маленькое количество стран, и когда она вступит в силу, еще неясно. В Русской Федерации пока ведутся дискуссии по поводу того, нужно ли присоединяться к "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" этой Конвенции.

А если кто-то бывал в северных портах, к примеру в Амдерме, то может знать состояние этих портов. Это просто кладбище погибших кораблей, заржавелых, источающих все, что "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" только можно излучать, просто брошенных судов. И акватория Северного морского пути в этом смысле довольно уникальна. Сейчас у судов, которые там эксплуатируются, риск быть брошенными на произвол судьбы довольно велик.

Потому наше предложение – чтоб "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" этот риск был застрахован, тогда и средства на удаление вот этих брошенных судов, по последней мере со страховой компании, можно попробовать взыскать. Сейчас неоткуда взять средств, не считая как из федерального "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" бюджета, на ликвидацию затонувших судов либо их частей.

Вот это последний вопрос, который остался в рабочей группе Гос Думы, специально сделанной по этому поводу, чтоб мы могли перейти ко второму чтению. Мы "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" условились, что на этой неделе состоится, надеюсь, финишное заседание рабочей группы. И в мае реально мы сможем выйти на 2-ое чтение этого законопроекта.

Другие нюансы, которые тут отражены, имеют отношение к законопроекту, который был "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" принят в первом чтении. Довольно огромное количество поправок, большая часть из их учтено, в том числе от членов Совета Федерации. Потому сейчас законопроект довольно очень поменялся. Как он будет доработан, непременно "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", он будет на публике всераспространен.

Последующий вопрос, на котором я желал бы тормознуть (Вы упомянули в собственном вступительном слове), – полярный кодекс, который разрабатывается Интернациональной морской организацией. Вправду, довольно принципиальный документ "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути". Министерство транспорта, являясь головным федеральным органом исполнительной власти по роли в Интернациональной морской организации, учавствует в разработке полярного кодекса.

Пока нет решения, в каком формальном виде этот документ будет. Последнее заседание в "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" Интернациональной морской организации по дискуссии полярного кодекса состоялось месяц вспять (это подкомитет по конструкции и оборудованию судов). Наши представители воспринимали в нем роль. Мы временами собираем всех заинтересованных. И в этом зале "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" находится много тех, кто учавствует в наших совещаниях по полярному кодексу.

Этот документ будет предъявлять только технические требования к судам. Он не регулирует территориальность либо плавание в каких-либо особенных акваториях. Единственное, что будет "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" регулировать (подразумевается) документ, – это ту акваторию, на которую он распространяется.

Этот документ почти во всем созвучен тем требованиям, которые мы предъявляем к судам. Судно обязано иметь ледовый класс, подтвержденный классификационным свидетельством. Судно "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" обязано иметь экипаж, который имеет специальную подготовку для плавания во льдах. Судно обязано иметь особое оборудование при плавании за ледоколом, в том числе на буксире. Судно обязано иметь довольно емкостей для сбора отходов "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", с тем чтоб следовать принципу нулевого сброса с судна во время плавания в арктических морях, и т.д.. Многие требования, они очень созвучны.

Мы интенсивно участвуем. Сейчас каких-либо суровых "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" разногласий с нашими подходами мы не лицезреем в этом документе, потому полагаем, что его принятие будет содействовать безопасности плавания в акватории Северного морского пути.

Я желаю проинформировать, что планировалось вначале окончить работу "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" над полярным кодексом в 2012 году. Не вышло у Интернациональной морской организации, отодвинули срок. Окончательное решение будет в мае (на заседании Комитета по безопасности на море) принято, но планируется отодвинуть срок принятия "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" полярного кодекса на 2014 год.

Мы ожидать принятия полярного кодекса не можем. Потому наше предложение – все-же ускориться (и мы тут с вами согласны) с законопроектом о Северном морском пути в Гос Думе, принять его, создать "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" и утвердить наши национальные правила, которые бы не противоречили интернациональным конвенциям и нормам, и производить плавание в акватории Северного морского пути по нашим государственным правилам.

Очередной нюанс… Если позволите, две минутки "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути". Я бы желал упомянуть интернациональный нюанс. Северный морской путь, как и вообщем северная акватория, вызывает сейчас вправду необычный ажиотаж в различных странах. Более активными (те, кто с нами контактирует) являются "очень северные" страны "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", такие как Сингапур, Южная Корея, Япония. С периодичностью раз за месяц мы встречаемся в Министерстве транспорта с представителями этих государств, которые желают участвовать в процессе освоения Северного морского пути.

Почетаемые коллеги, при "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" рассмотрении я бы желал, чтоб вы направили внимание на последующее. Естественно, Северный морской путь очень важен исходя из убеждений освоения наших энергетических ресурсов в северных акваториях (это и континентальный шельф, и "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" исключительная финансовая зона и, может быть, поближе к берегу) и вывоза энергоресурсов, которые добываются на сухопутной части Арктики, с доставкой морем – это все очень принципиально. И с этой точки зрения "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути", непременно, необходимо приложить все вероятные усилия, чтоб Северный морской путь развивался.

2-ой нюанс – транзит. Я в материалах увидел, что необходимо содействовать всяким образом транзиту. А давайте поглядим, что нам, Русской Федерации, транзит "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" зарубежных грузов зарубежными судами по Северному морскому пути даст. На нас это накладывает обязательства по несению аварийно-спасательной готовности в отношении этих судов в согласовании с Интернациональной конвенцией по поиску и спасанию на "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" море 1979 года (Конвенция CAP). Мы, как прибрежное правительство, должны это делать. На нас это накладывает обязательства исходя из убеждений реагирования на вероятные разливы нефти, обязательства по промерам и обеспечению картографической информацией, обязательства "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" по информированию о гидрометеорологической обстановке и т.д..

Какие же дивиденды мы с этого получим? Ответ – никаких! Судно с зарубежным грузом под зарубежным флагом транзитом прошло по нашему Северному морскому пути – в силу Конвенции "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" ООН по морскому праву никаких сборов за транзитный проход взимать с него нельзя. Не считая того, мы с вами условились, я по последней мере это озвучил, это наш подход, отрешиться "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" к тому же от корабельного сбора. Тогда и суда различного рода, с различными грузами пойдут повдоль наших берегов. Столько обязанностей, и довольно солидный, с тем чтоб мы могли, должны обеспечить неопасный проход этих судов "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути".

Естественно, мультипликативный, косвенный эффект будет. Развивая вот такое… я желаю, чтоб вы об этом задумались: что мы, в валютном выражении, я не знаю, в чем, получим от такового прохода "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути"? Естественно, мы, развивая это, косвенно получим и развитие нашей инфраструктуры. Но судно, которое выходит из Норвегии либо Европы и конечный порт – Китай либо Япония, не входит в наши порты, не пользуется нашей инфраструктурой, не "Правовое обеспечение государственного регулирования развития и использования Северного морского пути" считая навигационных сил и средств. Потому я бы…



pravoved-i-zaochnaya-konferenciya-s-mezhdunarodnim-uchastiem-g-volgograd.html
pravovedenie-stranica-3.html
pravovie-akti-administracii.html